Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
15:36 

Оч горжусь тем, что поработала с Мышей!

эмрис - повелитель диванов;
не для тебя моя роза цвела!
23.12.2014 в 13:43
Пишет silverymouse:

"fake memories", Дерек/Стайлз, часть первая
I did it! :vict:
Ничего говорить про этот текст не буду, потому что сделала это здесь.
Сначала была мысль выкладывать по главам, но повлияло приближение праздников, так что весь фанфик целиком.
С Наступающим, что ли?))
*искренне пытается не ржать*
На АО3 просили сноумена, но увы.

Название: fake memories
Автор: silverymouse
Бета: lyekka
Оформление: эмрис - повелитель диванов;
Пейринг: Дерек/Стайлз, Стайлз/Малия
Рейтинг: NC-17
Жанр: ангст, драма
Предупреждения: АУ после 3а, колледж-АУ
Размер: 40 600 слов
Саммари: Стайлзу сделали подарок, от которого он не смог отказаться.
От автора: огромное спасибо Сабире за поддержку, Эмрису за чудодейственные пинки, а Лиекке за терпение - чуваки, вы лучшие! :heart::heart::heart:








21 октября 2013 года


Звонок будильника раздался словно с того света – неожиданно, зловеще громко и очень неприятно. Стайлз протянул руку и выключил орущую рандомную песню. Он даже не обратил внимания, какой именно трек играл. Спать хотелось невыносимо.

– Стайлз? О, ты уже проснулся, – в комнату заглянул отец и удовлетворенный увиденным, кивнул. – Вставай, завтрак на столе.

– Завтрак? – сонно переспросил Стайлз, а потом приподнялся на локтях и прищурился. – А ты почему… Только не говори, что ты еще не ложился.

– Мне не спалось, – увильнул от ответа отец и вышел из комнаты, не закрыв за собой дверь.

Стайлз беззвучно его передразнил и упал лицом в подушку. Веки слипались, словно намазанные клеем. И он готов был променять все на свете за час-другой сна. После того как его выписали из больницы, прошло уже трое суток, и Стайлз только и делал, что ел и спал. Ни новинки кино, ни присылаемые Скоттом интересные ссылки, ни обновления на сайтах, за новостями которых он следил, – ничего из этого не могло заставить его усидеть на месте больше часа и не поддаться соблазну закрыть глаза и уснуть. Врачи списали все на нервное истощение и уверили, что скоро Стайлз вернется в норму, если будет следовать рекомендациям.

А до тех пор он жил по будильнику.

– Стайлз! – прокричал отец из кухни. – Не вынуждай меня подниматься!

– Я болею, мне нужен постельный режим. И спокойствие, – жалобно простонал Стайлз в ответ, скатываясь с кровати и вставая на ноги. Он широко зевнул, потер слезящиеся глаза и потянулся, разминая затекшие мышцы. Потом снова зевнул и поплелся вниз.

После больницы отец приглядывал за ним намного пристальней, чем раньше. Это, с одной стороны, нервировало, а с другой – оседало за ребрами горячим пушистым комом, согревающим своим теплом. Стайлз за последние месяцы соскучился по этому ощущению так, как никогда раньше. Поэтому он молчал и никак не комментировал этот усилившийся родительский инстинкт отца. После всего того, что они пережили, это было более чем нормально.

Стайлз спустился с лестницы, зашел на кухню, подавляя очередной зевок, и уставился на румяные, толстенькие блинчики, лежащие в его тарелке. Рядом стояла открытая бутылка с кленовым сиропом и банка с брусничным джемом. Живот заурчал, и Стайлз невольно облизнулся. Он не думал, что настолько проголодался.

– Садись и ешь, – отец бросил на него быстрый взгляд и кивком указал в сторону стола, а сам вернулся к переворачиванию новой порции блинчиков.

– Без проблем. Стайлз всегда «за», – улыбнулся он, плюхнулся на свое место, пододвинул тарелку поближе и, наклонившись, вдохнул аппетитный запах. Потом полил блины сиропом и, сложив верхний блин пополам, подцепил его вилкой и запихнул половину в рот. Стон вырвался сам собой, но этим Стайлз вряд ли удивил бы отца. Тот был в курсе, насколько охрененно готовит кое-какие блюда. – В честь чего это?

– Что? – не понял отец и повернулся к нему.

Стайлз быстро прожевал, проглотил и облизал липкие от сиропа губы.

– В честь чего это? – повторил он, обводя взглядом свою тарелку. – И почему ты так и не ложился?

Отец вылил новую порцию теста на сковороду, взял свою тарелку с блинчиками и сел напротив Стайлза. Он старался вести себя как обычно, но Стайлз видел напряженный взгляд и застывшее на лице показное спокойствие.

– Пап.

– У тебя сегодня первый день в школе.

– И?

– Не хотел, чтобы ты проспал или болтался голодным, – он пожал плечами и принялся есть, потом встал, перевернул блин на сковороде и вернулся за стол. Стайлз задумчиво смотрел на него несколько секунд, а потом запихнул в рот вторую половину блина и тоже взялся за еду.

Путешествие к Неметону не прошло для него без последствий. Хоть Эллисон и Скотт тоже были вместе с ним, Стайлз отхватил самый лакомый кусок подаренного «бонуса». Наутро после затмения, когда разрешилась вся эта фигня с альфами и Дженнифер, когда угроза миновала, Стайлз не проснулся. Его никто не мог разбудить, к каким бы способам не прибегали. Как рассказывал потом Скотт, Стайлз сильно испугал отца, и только врачам удалось убедить того, что Стайлз живой и невредимый, что всего лишь спит и что эта такая реакция организма на перенесенный стресс.

Стайлз проспал в больнице две недели. Он ничего не запомнил из того, что ему снилось, но проснулся чуть ли не таким же уставшим, как и засыпал. Его выписали в пятницу. В школу он не пошел и решил отоспаться, как бы парадоксально это ни звучало. Отец был не против. А потом начались выходные, и Стайлз отрывался на полную катушку, заматываясь в одеяло с головой и проваливаясь во сны без сновидений.

Скотт рассказывал, что Эллисон эти две недели мучилась кошмарами чуть ли не наяву, а ему самому каждую минуту казалось, что он обращается и не в силах это остановить.

А Стайлз спал.

Идеально.

Только вот Дитон не разделял всеобщего спокойствия и накрутил отца так, что тот теперь глаз со Стайлза не спускал.

– Ты помнишь, что после школы тебя ждет доктор Дитон? – спросил отец, словно прочитав его мысли.

– Неа. Зачем? – нахмурился Стайлз. Он догадывался зачем, но не хотел ехать. И слышать об этом тоже ничего не хотел. И соврал он тоже из чистой, неподдельной вредности.

– Ему необходимо что-то проверить. Стайлз, загляни к нему.

– Пап.

– Не развалишься.

– А если развалюсь? – притворно ужаснулся Стайлз, но поймав скептический взгляд отца, явно не настроенного шутить, устало улыбнулся и поднял руки ладонями вверх. – Ладно, ладно. Заеду к нему после школы. Пусть ставит на мне свои опыты.

– Вот и славно, – согласился отец, отпивая из своей кружки кофе.

Кофе. Значит, ложиться спать он не собирался.



Еще никогда история не была такой скучной. Стайлз подпер голову рукой и в полнейшем унынии слушал доклад Лидии на тему войны за независимость Америки. Ее голос как всегда был приятный, уверенный, и интонации она расставляла правильно, но Стайлз в этот раз не смог уловить, про какой именно период идет речь. Слова лились бессмысленным потоком.

Он достал новый мобильник и проверил, не села ли батарея. Дерек еще ни разу не дал о себе знать с самой выписки. Не то чтобы Стайлз волновался. У них иногда бывали такие вот периоды, когда обоим требовалось пространство и некая свобода действий. Стайлзу порой становилось обидно, что они не попадали под тот тип парочек, которые никогда не расставались и всегда тусили вместе. Но он сразу же представлял, как круто переменится его жизнь, если Дерек будет постоянно присутствовать поблизости. Когда они будут зависать со Скоттом, когда Стайлз будет пытаться учиться, когда Стайлзу нужно будет выбирать колледж, когда Стайлз уедет, когда…

Стайлз зябко повел плечами и убрал мобильник обратно в карман. Он даст Дереку еще денек, а потом скинет смску. Потому что Стайлз, черт возьми, соскучился.

Опустив глаза, он тихо вдохнул ртом, вспоминая поцелуи на кровати в лофте и чувствуя, как по коже побежали мурашки. Да, он соскучился и по губам, и по рукам, и по крепкому телу, и по соскам, которые так приятно было облизывать, и даже по волосатым ногам и заднице. А еще ему не хватало взглядов. Особых взглядов, которыми его одаривал Дерек. Стайлз заерзал и огляделся по сторонам, проверяя, не смотрит ли на него кто-нибудь. Но никому не было дела. Скотт переписывался с Айзеком, решившим сегодня прогулять, а Эллисон внимательно слушала Лидию.

Не удержавшись, Стайлз снова достал телефон и опять проверил, нет ли новых сообщений или звонков. Хотя это было глупо. Дерек не любил писать смски, предпочитая слышать своего собеседника. Стайлз всякий раз из-за этого зависал: с одной стороны, его это бесило – Дерек знал больше, чем Стайлз говорил, а с другой – чертовски заводило, ведь Стайлзу тоже нравилось слушать голос Дерека. Особенно, когда он улыбался.

Лидия бросила на него хмурый взгляд, закончив доклад, и села на свое место. Стайлз развалился на стуле удобней и оставшееся до конца урока время размышлял, стоит ли терпеть еще сутки или можно написать уже сейчас? Скотт говорил, что Дерек приходил к нему в больницу. Может, в городе опять что-то стряслось, а Стайлзу решили не говорить, и сейчас Дерек все разгребает в одиночку или вместе с Айзеком?

– Чувак, пошли пожрем, – Скотт подошел к нему сразу после того, как их отпустили с урока. – Я умираю от голода!

– Пошли, – согласно кивнул Стайлз, смахнул тетрадь, учебник и ручку в рюкзак, застегнул молнию и закинул его на плечо.

В коридоре как всегда было не протолкнуться, и им пришлось идти друг за другом, чтобы пробраться к кафетерию. Потом они отстояли очередь, где было много лишних ушей, и, когда они уселись за свободный столик, Стайлз едва не взрывался от нетерпения.

– Рассказывай! – скомандовал он Скотту, открыл бутылку с водой и сделал несколько глотков. Затем придвинул поднос ближе и взял один куриный наггетс.

– Что? – Скотт удивленно приподнял брови и вытаращился на него так, будто Стайлз всю жизнь был немым, а тут внезапно заговорил.

– Выкладывай мне все, – он махнул рукой с зажатым наггетсом, так и не успев откусить. – Можешь ничего не скрывать и не жалеть меня. В какое дерьмо вы влезли без меня на этот раз?

– Куда мы влезли? – продолжал тупить Скотт. Стайлза это уже начало раздражать.

– Чувак, я чувствую, что у вас тут что-то произошло пока меня… пока я был в отключке. Не прикидывайся. Думаешь, я поверю в то, что Айзек решил закосить школу, когда ему угрожают недопуском к выпускным тестам? А Дерек, между прочим, до сих пор мне даже не позвонил! Соберись с духом и выкладывай.

Стайлз перевел дыхание и запихнул наггетс целиком в рот.

Скотт отмер и сконфуженно улыбнулся:

– Не хочу тебя расстраивать, Стайлз…

– Вот-вот!

– …но у нас ничего не произошло. Айзек вчера вернулся поздно и не подготовился к экономике. Поэтому решил, что лучше вообще не появляться, – Скотт взялся за свои наггетсы и открыл упаковку с овощным салатом, поглядывая на Стайлза исподлобья. – И… чувак, давно тебе звонит Дерек?

На его губах мелькнула улыбка, а во взгляде появилось веселье.

– Очень смешно. Ха-ха, – покачал головой Стайлз. Скотт был в курсе их отношений – да почти все были в курсе, они с Дереком не особо скрывались! – но никогда не упускал возможность поддеть.

– Дитон просил напомнить…

– Я заеду. Я помню. Мне сегодня уже напомнили об этом, – раздраженно перебил Скотта Стайлз.

– Он хочет помочь, – обиженно нахмурился Скотт.

– Да, я знаю. Только вот, по мне видно, что мне нужна помощь? По-моему, нет. У меня все отлично. Зато моему отцу нужно было всякой херни наговорить.

– Стайлз…

– Что Стайлз? Скотт, я люблю папу, и мне нравится, что он теперь чаще бывает дома, но он всегда настороженный. Как будто я внезапно превращусь в фикус и завяну. Или еще хуже – начну биться в судорогах, как эпилептик. А ведь прошло-то всего трое суток! Это не круто. Спасибо хоть Дерек ничего такого не делает.

Обиженное выражение Скотта сменилось удивленным. Он даже рот приоткрыл, наверняка чтобы вступиться за Дитона, но Стайлз не хотел его слушать.

– Все, чувак, закрыли эту тему. Я съезжу к твоему боссу, сделаю, что он захочет, и свалю, – нервничая, Стайлз выпил половину бутылки, вытер рот тыльной стороной ладони и снова посмотрел на Скотта: – Когда у нас там ближайшая игра?

– Через три недели.

– Как думаешь, Финсток выпустит меня на поле?

Скотт пожал плечами и фыркнул:

– Вполне возможно. У нас нехватка. Айзек не хочет играть, а тренер обещает его завалить на экономике.

– Знакомые методы, – улыбнулся Стайлз, чувствуя накатывающее спокойствие.

Разговор со Скоттом его взбудоражил, всколыхнул все самые неприятные ощущения и страхи, которые у него не получалось ни с чем сравнить или попробовать описать словами. Стайлз чувствовал дурноту, ему становилось тесно в собственном теле, и накатывала сонливость. Но засыпать в таком состоянии он не хотел. Дома такое чувство тоже появлялось, когда в разговоре с отцом Стайлз пытался осторожно выведать, кто и сколько раз навещал его в больнице, но тот ограничился лаконичным «друзья», а потом «что-то не так, Стайлз?».

Да все так, папа. Просто непонятно, почему мой бойфренд такая задница!



Следующий день в школе прошел в предвкушении встречи с Дереком. Стайлз снова начал ощущать то давящее чувство и никак не мог ни на чем сосредоточиться. Более или менее в норму привела дрочка в школьном туалете. Пришлось отпроситься с литературы, сославшись на недомогание. И, по большому счету, он не обманул даже.

Стайлзу не понадобилось долго напрягаться, чтобы представить горячую картинку. Память подкинула воспоминание о том, как они с Дереком веселились у Стайлза в комнате, пока отца не было дома. Дерек тогда связал его руки и запретил двигаться, а сам долго-долго измывался над его сосками, членом, яичками и, только когда Стайлз уже не помнил себя от возбуждения, добрался до задницы.

Прислонившись лбом к перегородке кабинки, Стайлз кончил, чувствуя, как сжимается дырка от этих воспоминаний. Тело помнило все прикосновения, все поцелуи, а в ушах до сих пор звучал хрипловатый, тихий шепот Дерека.

Вернувшись в класс, Стайлз досидел до конца урока, дождался Скотта, и они вместе пошли на парковку, где их должен был ждать Дерек. Стайлз все же не выдержал и позвонил ему сразу после вчерашней поездки к Дитону. Тот снова начал нагнетать обстановку и пытался внушить Стайлзу быть сейчас предельно внимательным ко всему, что происходит вокруг, но больше внимания обратить на самого себя. Стайлз вышел из ветлечебницы в полнейшем раздрае и не удержался. Ему хотелось поддержки, и он рассчитывал получить ее от Дерека. В конце концов, они ведь встречались!

Однако телефонный разговор вышел странный. Стайлза не отпускало некое ощущение, что от него что-то ускользает. Интуиция врубила аварийный свет и разразилась сиреной. И Стайлз как будто стоял в запертой комнате без окон и дверей и не знал, что происходит.

– Хватит гаситься. Приезжай сегодня вечером ко мне, м? – сказал он вместо приветствия.

Дерек молчал долго. Стайлз даже успел проверить, не прервался ли звонок. Но нет, все было отлично.

– Дерек?

– Стайлз.

– Ха, Дерек. Стайлз – я угадал? – руки начали подрагивать, так некстати вспомнился разговор с Дитоном и все, выдержка полетела к чертям. – Мы давно не виделись. Надо поговорить. Я хочу поговорить.

– Ладно, – спустя несколько секунд ответил Дерек. – Завтра я подъеду к школе. У меня есть к Скотту вопросы. Пусть тоже подойдет.

– О’кей, – хмыкнул Стайлз и поджал губы. Горло сдавило от обиды, и будь он девчонкой, то уже ревел бы в три ручья. Стайлз хотел спросить, как его дела, чем он был так занят, но Дерек повесил трубку.

И сейчас, когда он, спускаясь с крыльца, увидел знакомую до дрожи в коленях фигуру, его начало трясти.

– Стайлз, ты в порядке? – в голосе Скотта сквозило беспокойство. Он остановился, взял Стайлза за плечи и заглянул в глаза. – Ты какой-то бледный. И сердце у тебя…Тебе плохо?

– Нет. Все нормально, – он выпутался, отошел в сторону на пару шагов и направился к застывшему возле новенькой Тойоты Дереку. – Пойдем, чувак.

Скотт догнал его, но все равно исподтишка разглядывал, будто он вот-вот собрался шлепнуться в обморок. Ну что за херня? Все с ним нормально! Волнуется чуток.

– Приве-е-ет, – первым поздоровался Стайлз и улыбнулся, делая вид, что его ничего не задело и у них все по-прежнему круто. Он слишком соскучился, чтобы сразу лезть с вопросами. Это пусть подождет.

Дерек в ответ кивнул.

– Ты что-то хотел? – Скотт запихнул руки в передние карманы джинсов.

Дерек стоял такой расслабленный, но в то же время уверенный, что удержаться от желания подойти и обнять стало почти невыполнимой задачей. Почти. Стайлза остановил взгляд, которым Дерек его смерил. В нем было легкое любопытство, но ничего более.

– У вас есть новенькие в школе? – спросил Дерек, периодически бросая взгляд им за спины. Словно искал кого-то конкретного в толпе учеников.

– Нет, – помотал головой Скотт и вопросительно посмотрел на Стайлза.

– Ты меня спрашиваешь? Я только второй день. Нет, о новеньких не слышал, – он нервно постучал носком кеда по асфальту и показательно отвел глаза в сторону. Дерек держался очень странно, но при Скотте и на виду у всей школы выяснять отношения не хотелось.

– А что? – уточнил Скотт.

– Прошел слух, что в город заедет семья лисиц. Мы никогда с ними не ладили, так что нужно узнать, для чего они приехали. Поглядывай за новичками, ладно?

– Ладно. А они такие же оборотни, как мы? – понизив голос, спросил Скотт.

– Нет. Они – другое.

– Типа Джексона? – влез Стайлз. Дерек закатил глаза и отрицательно качнул головой.

– Другое, Стайлз.

Он произнес его имя как раньше. До того, как они начали встречаться. И взгляд у него тоже был не тот, к которому Стайлз уже привык.

– Хорошо, если что-то будет, я скажу, – с серьезным видом кивнул Скотт и шагнул назад, собираясь уходить. У него сегодня была смена в клинике, и он уже в принципе опаздывал. Но Скотт застыл, заметив, как Стайлз замешкался. С одной стороны, ему хотелось поговорить и все узнать, повести себя как нормальный мужик и решить проблемы, а с другой – ему было чертовски обидно, что Дерек так и не позвонил, не написал и вообще не появился, чтобы узнать о его самочувствии. Они же были друг другу не чужими людьми.

– Ты хотел поговорить, – Дерек внимательно посмотрел на Стайлза. – О чем?

– Вопрос уже решен, – соврал тот и выдавил из себя улыбку.

– О’кей, – кивнул Дерек, сел в машину и, махнув им рукой, уехал. Вот так просто.

Стайлз почувствовал, что не может дышать, а под ногами раскачивается земля. Он сильно зажмурился, пытаясь взять себя в руки.

– Стайлз! Эй, чувак, ты чего? – голос Скотта доносился как издалека. Стайлз закрыл лицо руками, с силой растер щеки, глаза и посмотрел на него. Тот выглядел перепуганным. – Стайлз…

– Мы в ссоре? – в упор спросил он.

– Мы с тобой? – не понял Скотт, а у Стайлза даже зубы свело от раздражения. Он вывернулся из крепкой хватки Скотта, не давшего ему упасть, и, круто обернувшись, посмотрел в сторону, где исчезла машина Дерека.

– Нет. Мы с Дереком.

– А что вы с Дереком? – осторожно уточнил Скотт.

– Он на меня злится! – Стайлз махнул рукой в ту сторону и повернулся к Скотту. – Ты же сам видел. Чувак, что я сделал не так? Я не помню. Я ни черта не помню! Я думал, у нас все нормально!

Скотт ничего не ответил, а только наблюдал, словно не знал, что делать.

– Проехали, – Стайлз раздраженно взмахнул руками и направился к своему джипу.

Когда он выезжал с парковки, Скотт стоял на том же месте и пялился куда-то в пространство, и вид у него был потерянный. По-хорошему, надо было его привести в чувства. Вдруг случайно потеряет контроль и обратится? Но, если честно, Стайлзу было плевать. На глаза набежали слезы, и одна скатилась по щеке. Стайлз вытер ее рукавом толстовки и шмыгнул носом.

В эту ночь ему впервые приснился Неметон.

29 октября 2013 года



Прошла неделя с тех пор, как Стайлз сорвался при Скотте на школьной парковке. Приехав тогда домой, он все обдумал и принял единственное верное решение – остановиться. Их отношения с Дереком развивались очень странно, и хоть многие знали, что они вместе, никто не воспринимал их парой. А увидев реакцию Дерека, он уверился в двух вещах – они либо в жуткой ссоре, либо его бросили. Оба варианта Стайлза не устраивали, но в обоих случаях он не собирался первым идти мириться. Если Дереку не нужно примирение, то Стайлз тем более не попрется строить из себя влюбленного идиота.

К черту такое.

Однако время шло, чувства копились и никуда не уходили. Дерек при встречах вел себя как обычно, будто Стайлз был допущен в близкий круг, но все еще околачивался возле самой границы. Это злило, но свои эмоции по этому поводу он тщательно скрывал. Стайлз начал зависать со Скоттом и Айзеком и ни разу не касался в разговорах Дерека.

– Чува-ак, я так рад, что ты вернулся! – навалился на него Скотт, повиснув на плечах. Стайлз присел под весом его тела и заржал, а потом резко наклонился и взвалил Скотта себе на спину. Сделал пару шагов и упал на траву на поле, ослабев от смеха. – Скотина ты, трава же не отстирывается! А у меня штаны светлые…

Стайлз покосился на него и заржал еще сильнее. Скотт с таким обиженным видом разглядывал свои прекрасные зеленые коленки, что удержаться было невозможно.

– А вообще, я серьезно, – Скотт не сильно ударил его в живот и улыбнулся. День выдался солнечный, поэтому приходилось постоянно щуриться.

– Ты о чем? – не сразу сообразил Стайлз.

– Ну, – Скотт со значением приподнял брови, – я о Дереке. Ты больше не ведешь себя с ним странно. И не говоришь о нем странно…

– Заткнись, – снова засмеялся Стайлз, чувствуя, как нос начинает жечь, а в уголках глаз становится слишком влажно. Он закрыл глаза локтем, якобы прикрываясь от солнца, и замер, наслаждаясь появившейся пустотой там, где было горячо-горячо, когда в супермаркете между полок с чипсами и орешками Дерек взял его за руку в первый раз. Это было так давно, но воспоминания оставались все еще яркими, будто случилось это все вчера.

– Эй! Принцессы! Что за отдых? Почему еще не в форме? Давно на скамейке не сидели? Поднимаемся, разминаемся и вперед! Два штрафных круга! – проорал подошедший к ним Финсток и что есть духу дунул в свисток. Скотт поморщился и что-то недовольно пробурчал, а Стайлз еще никогда в жизни не был так рад появлению их тренера. Он незаметно вытер глаза, сощурился от яркого солнца и рванул в сторону раздевалок, перегнав Скотта. Тот засмеялся и тут же вышел вперед, пользуясь своей читерской силой.

Тренировка прошла вполне удачно, и Стайлзу удалось даже несколько раз забить, когда Гринберг стоял на воротах, а все знали, как хорошо он поднатаскался за лето для позиции вратаря. У Дэнни появился серьезный конкурент. Даже Финсток это заметил.

Стайлз расслабился. Как оказалось, зря.

– Заглянем сейчас в лофт? – спросил Скотт, запихивая мобильник в карман своих светлых штанов с зелеными коленками. Он переоделся в этот раз быстрее Стайлза. И это тоже было читерством, потому что сбивали с ног их одинаково, вот только на Скотте все заживало через минуту, а Стайлз еще до утра будет кривиться от резких движений.

– Зачем? – Стайлз запихнул щитки в свой шкафчик и попробовал закрыть дверцу, но вывалившийся налокотник не позволил. Он закинул его повыше и теперь уже закрыл.

– Дерек не сказал. Только написал, что это важно, – пожал плечами Скотт.

– А я там нужен? – без особого энтузиазма спросил Стайлз. Ему не хотелось видеть Дерека.

Скотт повернулся к нему и посмотрел очень внимательно, словно пытался разглядеть его насквозь. Но, насколько известно, оборотням такое пока не подвластно. Хотя кто знает этих истинных альф?

Стайлза пробрал озноб от этого взгляда. Он неловко повел плечом и поправил задравшийся рукав футболки.

– Ты часть стаи, Стайлз.

– Не самая сильная часть, – усмехнулся тот.

Но Скотт даже не улыбнулся. Он приблизился и слегка нахмурился, обеспокоенно разглядывая его лицо.

– У тебя это не прошло, – не то спросил, не то просто произнес Скотт. – Ты можешь мне объяснить? От тебя странно пахнет.

– Что? Мой новый дезодорант тебе не нравится? – Стайлз понюхал подмышку. – Да не, вроде ничего запах.

– Не смешно, Стайлз.

– А я смеюсь? Чувак, личная гигиена – не повод для шуток…

– Стайлз! – рявкнул Скотт и Стайлз шарахнулся спиной в шкафчик, сильно зажмурился и задышал быстро и поверхностно. У него начала кружиться голова и снова это омерзительное ощущение растеклось по всему телу. Ему было тесно, что-то шло не так, что-то было не так. От этого можно сойти с ума!

– Не смей на меня орать, – выдавил Стайлз сквозь зубы и посмотрел на Скотта. – Ясно тебе?

– Но ты опять начинаешь!

– Что я начинаю? – повысил голос Стайлз, оттолкнулся от шкафчика и подошел к Скотту почти вплотную. – Я не лезу в твои отношения, и ты не лезь в мои.

– Да какие отношения? – Скотт даже отшатнулся. На его лице застыло неподдельное непонимание. – Нет у тебя никаких отношений! Стайлз, ты ни с кем не встречался.

Стайлз сглотнул появившуюся во рту горечь, вытер краем футболки взмокший лоб, затем схватил рюкзак со скамейки и направился к выходу из раздевалки.

– Стайлз! – крикнул ему Скотт, но он не остановился и не оглянулся. Наоборот, прибавил шаг, а потом и вовсе перешел на бег, не обращая внимания на ноющие после тренировки мышцы.

Скотт ему врал. Стайлз знал лучше, что у него есть, а чего у него нет. Он прекрасно помнил все их с Дереком встречи, он в красках мог рассказать о том сумасшедшем сексе, которым они занимались. Это все реально. Это все происходило с ним. С ними обоими. А Скотт решил над ним поиздеваться или пошутить. Его шутки никогда не отличались особой остротой и интеллектуальностью, но это уже стало перебором.

Стайлз залез в джип и поехал в лофт по самой длинной дороге, методично проматывая в голове все, что их с Дереком связывало, все, чем они занимались. Слова Скотта, поведение окружающих, поведение самого Дерека это никак не вписывалось в тот мир, которым Стайлз жил до этого. До этого гребанного, блядского двухнедельного сна!

Внутри все дрожало и очень хотелось спать. Вчера он проспал всего десять часов, и этого организму оказалось мало. Поэтому Стайлз хотел скорее разобраться с этим дерьмом, поехать домой и выспаться.

Скотт должен был к его приезду свалить оттуда, но когда он открыл дверь в лофт, то наткнулся на стаю в полном составе. Даже Эллисон и Лидия пришли.

– Ты опоздал, – сложив руки на груди, проинформировала его Лидия.

– А у нас общий сбор? – напряженно фыркнул Стайлз, заходя внутрь и закрывая за собой дверь.

Скотт молча наблюдал за ним, словно он собирался на них наброситься.

– Можно и так сказать, – ответил Айзек, развалившийся на диване.

Не было только Питера и Коры. Впрочем, их отсутствие оказалось вполне предсказуемым. Они оба сейчас находились где-то в Южной Америке у друзей семьи.

– По какому поводу? – спросил Стайлз.

– У нас новенькая в школе, – вздохнула Лидия.

– Да? И кто?

– Серьезно? – недоверчиво спросила она. – Ты сегодня помогал ей шкафчик с утра открыть.

– Не обратил внимания, – пожал плечами Стайлз.

– Я так и подумала.

– И что с ней?

– Она из семьи лисиц. Кицуне, – ответил за Лидию Дерек. – Я о них предупреждал.

– Опасна? – Стайлз подошел к дивану и сел на свободное место, усиленно не замечая взгляд Скотта.

– Пока неизвестно. Поэтому я хотел, чтобы вы за ней присмотрели.

– И прислал смски всем, кроме меня, – пробормотал Стайлз, разглядывая свои пальцы, и напрягся, почувствовав, как все разом на него уставились.

– Ты обиделся? – приподняв брови, спросил Дерек. В его голосе звучала насмешка.

– Не-е-ет, с чего мне обижаться? Детское поведение в этот раз демонстрируют другие, – Стайлз постарался скрыть обиду за улыбкой, но, судя по лицам окружающих, у него это не вышло.

Дерек на это ничего не сказал, Эллисон перевела разговор на то, что знала о кицуне, и все включились в обсуждение. А Стайлз выпал. Он еще никогда в жизни не чувствовал себя настолько лишним. Будто он был запасным колесом на корабле.

– Что скажешь, Стайлз? – спросил у него Скотт, поднимая с пола свой шлем.

– Что? – не понял он.

– Я предложил сейчас сходить перекусить.

– Я пас, – качнул головой Стайлз, встал с дивана и направился к выходу. Зря он приехал. Ему вдруг стало страшно озвучивать свои вопросы. Чувство, будто он лишний, никуда не делось, а только усилилось. Никто к нему не обращался во время разговора, словно его и не было вовсе.

– Стайлз, задержись, – попросил его Дерек.

Стайлз обернулся и отрицательно покачал головой, ощущая подкатывающую к горлу тошноту.

– Нет. Не хочу.

И быстро вышел из лофта, грохнув дверью. Глаза жгли слезы, позвоночник охватило огнем, но от мысли, что сейчас его начнут пытать вопросами «что с тобой?», «что случилось?», «Стайлз, ты как?», «все в порядке?», просыпалась немыслимая злость. И только благодаря этому чувству он смог быстро добраться до джипа, залезть внутрь и свалить.

Недалеко, правда. Только до ближайшей немноголюдной улицы, но все же он сумел избежать тупых вопросов, в ответ на которые хотелось прокричать «нет!».

Стайлз припарковался за огромным мусорным баком, выехавшем на проезжую часть, откинулся на спинку сиденья, закрыл глаза и уснул. Разбудил его патрульный, проезжавший мимо. На часах было начало первого ночи.

Скомкано заверив, что у него все хорошо и ни к какому врачу везти его не надо, Стайлз завел двигатель и поехал домой.

Ему снова начал сниться Неметон. В этот раз, огромный пень скрывался в тумане, но Стайлз знал, что это именно он. Такое ни с чем невозможно было спутать.



Погода к вечеру испортилась. Темные, со свинцовым оттенком тучи заволокли небо, и поднялся довольно сильный для этого времени года ветер. Подобное в их округе случалось достаточно не часто. Обычно солнечный штат оправдывал свое название, и настолько пасмурные дни бывали редко. На улице разом потемнело, хотя на часах еще не было пяти.

Стайлзу пришлось уехать с поля для лакросса пораньше. Финсток действительно дал ему понять, что возьмет в первую линию, если на тренировках он будет хорошо себя показывать. Стайлз не хотел облажаться. В последние дни мир словно перевернулся с ног на голову, крыша ехала почти от всего и полагаться на привычные, незыблемые вещи он больше не мог. Зато лакросс стал своего рода целью, ориентиром в том тумане реальности, в котором Стайлз каждый день бродил.

До матча осталась неделя, и он не собирался упускать свой шанс. В тренировках ему бы не помешал напарник, и иногда получалось выцепить Гринберга, если тот не убегал на подработку в кофейню возле полицейского участка. Но большую часть времени Стайлз тренировался один. Тренировался забивать. И его усилия не прошли даром, Финсток уже три раза брал его тренироваться с основным составом. Это нереально мотивировало и поднимало самооценку. Он неплохо играет. И пусть все утрутся!

Отец одобрял его увлечение. Вроде бы. Стайлз с ним почти не разговаривал. После выговора, который отец ему сделал в тот вечер, когда на него наткнулся патрульный неподалеку от лофта, у Стайлза пропало всякое желание кому-то что-то объяснять. В голове творилась каша. Такая вязкая, липкая и приторно сладкая от воспоминаний, которые хотелось освежить. Вот как он мог объяснить отцу, что все считают его психом? Если это был флэшмоб, то он, право, затянулся. Да и беспокоить отца не хотелось. Поэтому Стайлз ограничивался короткими «нет», «да», «не знаю», «сделал», «ужин на столе», «не задерживайся», «все нормально», «я тебя тоже». Вначале отец пытался расшевелить его, узнать, почему они со Скоттом теперь не видятся, но все попытки потерпели неудачу. Стайлз закрылся. Он огородился от близких и ясно это осознавал, но ничего не мог сделать. Так было проще.

Стайлз отвлекся на пикнувший о новом сообщении мобильник, бросил рассеянный взгляд на дорогу, чтобы удостовериться, что ни во что не въедет, завернул на подъездную дорожку и заглушил двигатель. И только потом поднял глаза и увидел стоящего на низком крыльце Дерека. Он прислонился к стене у входной двери и внимательно смотрел на Стайлза. Его руки были засунуты в карманы, а на лице замерло почти расслабленное выражение.

Поборов желание завести джип и уехать, Стайлз тяжело вздохнул, подцепил рюкзак, лежащий на соседнем сидении, и вылез. Продел одну лямку через руку и пошел домой. Дерек все равно не отвяжется, насколько знал Стайлз. А он знал его как облупленного, вот только Скотт ему не верил. Ну и похуй.

– Надо же, – закашлялся Стайлз, перепрыгивая ступеньки, достал ключи и вставил в замок, – в эту унылую погоду твоя рожа не такая хмурая, как обычно. Это магия?

– Ты от всех бегаешь.

– Комплимент по поводу своей рожи ты не заметил. Ну, о’кей.

Стайлз распахнул дверь, вошел и тут же хотел закрыть ее перед носом Дерека, но тот успел зайти следом.

– Ты здесь нежеланный гость. Свали, а? – раздражаясь, выговорил ему Стайлз, не закрывая дверь. – Иначе я могу и заявить на незаконное проникновение и вообще…

Дерек не стал дослушивать угрозу и сам закрыл дверь.

– Охуенно! – Стайлз сложил руки на груди и обиженно поджал губы. У него немного кружилась голова от того диссонанса, который он испытывал. С языка срывались грубости, а в голове лихорадочно билось в ритме сердца «останься, пожалуйста, останься сегодня со мной, как раньше, останься», и это сбивало, не давало трезво мыслить. – Ладно, Дерек. Давай проясним все прямо сейчас. Я тебя не приглашал. Я не хочу с тобой разговаривать… Да я не буду с тобой разговаривать!

Стайлз взмахнул руками и быстрым шагом направился к себе. Отец должен вернуться с дежурства часа через три, и неплохо было бы что-нибудь приготовить… Нет, мысли все равно возвращались к идущему сзади Дереку, и сосредоточиться ни на чем другом не получалось. Стайлз, как чертов оборотень, чувствовал запах его кожанки, тепло его тела, слышал его громкое дыхание, выдающее степень раздраженности. И он не мог с этим справляться. Ему до покалывания под кожей хотелось обнять Дерека, прижаться к нему, втереться всем телом и заставить его остаться хотя бы на сегодняшнюю ночь. Стайлза охватило странное, немного болезненное, но в то же время приятное ощущение, будто все его тело затекло от неудобной позы, и вот теперь, рядом с Дереком, он смог всласть потянуться, размять мышцы.

– Ты ведешь себя, как мелкий придурок, – сказал Дерек, когда они оба зашли в комнату.

Стайлз бросил рюкзак рядом со столом, фыркнул на обвинение, но ничего не ответил. Он же обещал, что не будет говорить.

– Ты бегаешь от Скотта, ты бегаешь от стаи, ты бегаешь от меня и не приходишь, когда мы тебя об этом просим. Ты не разговариваешь с отцом. А он о тебе беспокоится и пытается узнать у нас, что с тобой происходит! Ты не охренел? – Дерека прорвало. С каждой фразой в его голосе появлялось все больше и больше злости и неприкрытого негодования.

Стайлз хотел было ответить, но вовремя прикусил язык. Изо рта полилась бы словестная каша, и он выставил бы себя еще большим идиотом. Слова слиплись комом и застряли где-то в горле – ни туда, ни сюда. Они душили, не находя выхода, и не давали полностью расслабиться. Стайлз, всегда гордившийся своей способностью трещать без умолку, не мог выдавить ни звука.

Да, они приглашали его несколько раз, но он не поехал. Зачем ехать туда, где тебе не рады? У него сложилось ощущение, что его присутствие терпят и хотят, чтобы он отказался, не приезжал. Вот он и пошел им навстречу. Даже Хэллоуин не стал им портить. Скотт теперь стелился перед Кирой, новенькой, кицуне, и даже организовал на пару с близнецами и Дэнни вечеринку. Стайлз слышал, что она была в лофте Дерека, и ехать туда все равно не собирался. Он прекрасно провел вечер в лесу, валяясь на срубе этого долбанутого на все свои магические поры Неметона. Только там ему ненадолго стало спокойно. Правда, потом он едва не захлебнулся от невыносимой тоски, но это были уже мелочи.

– Посмотри на меня! – рявкнул Дерек. Стайлз вздрогнул, но не повернулся. Тогда Дерек схватил его за плечо и впечатал в дверь, не заботясь о том, ударится он башкой или нет. Стайлз, конечно же, ударился. Перед глазами на мгновение потемнело, а в ушах на несколько секунд появился мерзкий звон. Дерек положил руку ему на голову и вытянул боль. Лучше бы он этого не делал. – Что с тобой происходит?

– Это ты виноват, – сорвалось у Стайлза. Он замер, хватая ртом воздух и не отводя взгляда от глаз Дерека. Вот и все. Он сказал то, что не мог сформулировать. А дальше все полилось само собой. – Да. Что ты вылупился? Это твоя вина.

– Моя? – искреннее удивление Дерека еще больше распалило Стайлза. Вот же ублюдок!

– Да, гондон, твоя! Тебе так сложно было объяснить мне, что за херня у нас творилась?

– У нас? – Дерек нахмурился и Стайлз не выдержал, оттолкнул его что было силы.

– Да блядь! У нас, Дерек, у нас! Или для тебя это был всего лишь ничего не значащий трах без обязательств? Так что ли? А не слишком ли часто он повторялся? – Стайлза била крупная дрожь, и перед глазами стало мутно, словно он смотрел сквозь воду. Он моргнул пару раз и с удивлением утер мокрые щеки, даже не заметив в какой момент начал реветь.

Дерек же стоял столбом и, кажется, даже не дышал.

– Что ты заткнулся? – усмехнулся Стайлз, вновь взяв себя в руки. – Упреки закончились? Урод.

Стайлз дернулся в сторону стола, но Дерек в тот же момент оказался рядом и, мягко удержав, вернул на место.

– Подожди, – тихо и как-то беспомощно произнес он. – Стайлз. Стайлз! Стайлз, посмотри на меня. Ну же, Стайлз.

Тот поднял на него взгляд и вздохнул. Его все еще знобило, будто температура подскочила, и организм не справлялся с резким перепадом.

– С чего ты взял, что мы занимались сексом? – осторожно спросил Дерек, и Стайлз замахнулся, чтобы ему врезать, но не смог. Дерек перехватил его руку и на всякий случай сжал и другое запястье. Голова закружилась, а в глазах снова появились слезы. Да что они, блядь, все издеваются над ним, что ли? Ебнутые твари!

– Ты охуел? – обессиленно спросил Стайлз и улыбнулся. Губы задрожали, и он их тут же поджал, пытаясь успокоиться. Никогда еще ему не было так паршиво.

– Нет, я просто пытаюсь понять, что с тобой случилось, – с легкой паникой в голосе ответил Дерек.

Стайлз приподнял брови в притворном удивлении и моргнул, позволяя слезам скатиться по щекам.

– Что случилось? Ты. Ты со мной случился. Наш клевый секс, то, как ты держал меня за руку, пока никто не видит, твои поцелуи, твои руки, твоя привычка называть меня «деткой» в постели… ты, Дерек.

– Стайлз, мы никогда не встречались. Я никогда тебя не целовал и никогда с тобой не спал, – перебил Дерек и испытывающе посмотрел, словно проверял и ждал реакции.

– Ты стебешься что ли? – слабо рассмеялся Стайлз и уперся затылком в дверь, разглядывая его из-под полуприкрытых век.

– Нет, – мотнул головой Дерек. – Какие шутки? Между нами ничего никогда не было. С чего ты взял, что мы спали?

Стайлз сглотнул вязкую слюну и облизнулся. Дерек выглядел серьезным.

– Но откуда тогда?.. Я же помню. Чувак, я помню каждый наш секс.

Дерек отпустил его запястья и отступил на шаг.

– Не было ничего. Мы ни разу не целовались.

– Ух ты! Ха-ха, – Стайлз опустил голову и потер лицо руками. В теле появилась слабость и снова накатила сонливость. Но сейчас он точно не собирался спать. – То есть ты сейчас меня не разводишь?

– Нет.

Стайлз посмотрел на него и нахмурился.

– Ладно, допустим. Но, чувак, я реально все очень хорошо помню? С чего бы?

– Что ты помнишь? Кроме секса. Назови что-то личное, – спросил Дерек. Он не отводил от Стайлза сосредоточенного взгляда.

– У тебя правое яичко меньше левого, – выдал тот, первое, что пришло на ум. – Ты заводишься, если тебе начать покусывать ухо – не знаю, у тебя просто крышу срывает. А еще у тебя на внутренней стороне бедра есть небольшой шрам. Ты получил его совсем мелким, упав в пропитанный особым южным сортом аконита капкан. Твоя мама сумела тебя вытащить раньше охотников, но у Дитона оказалось недостаточно этого сорта, чтобы полностью тебя вылечить, поэтому остался шрам. Еще…

– Стоп, – резко перебил его Дерек. Он смотрел в пол широко раскрытыми глазами и тяжело дышал. – Я никому никогда не рассказывал об этом.

– А мне рассказал, – пожал плечами Стайлз. – Мы тогда лежали у тебя на кровати, и ты меня укутал в одеяло, как в кокон, чтобы я к тебе не лез. А, еще ты боишься щекотки. Очень сильно. Один раз ты обратился, когда тебя щекотала Лора…

– Замолчи!

– …и это тоже было в детстве. Тебе тогда лет семь было вроде бы, – закончил Стайлз и вот теперь замолчал. Спать с каждой секундой хотелось все больше. Он подавил зевок и потер шею.

– Когда мы начали встречаться? – спросил вдруг Дерек, бросив на него взгляд исподлобья.

– Это просто, – фыркнул Стайлз. – Мы…

Он замер, судорожно пытаясь вспомнить. И правда, блин, когда?

– Мы просто начали, – неуверенно пробормотал Стайлз. – Давно.

– Последний секс у меня был с Дженнифер, – напомнил Дерек.

– Да, спасибо. Я об этом почти забыл.

– Когда, Стайлз?

Тот запаниковал. Он не помнил. Он не помнил ни первого поцелуя, ни первого раза. Стайлз знал, что они встречались, что они целовались, что они занимались сексом. Но не мог вспомнить, когда именно это было, когда началось, с чего началось.

– Я… я не знаю, – спустя несколько минут ответил Стайлз, чувствуя себя совершенно беспомощным. Дерек не торопил его с ответом и терпеливо ждал.

– Знаешь, почему ты не можешь вспомнить? – спросил он, прищурившись. – Потому что этого не было. Никогда.

– Но откуда я тогда знаю все эти подробности о тебе? – разозлился Стайлз. – Они же все настоящие! Или ты хочешь сказать, что и они выдумка?

– А вот с этим нам предстоит разобраться, – серьезно кивнул Дерек.

– И как это сделать?

– Я пока не знаю, Стайлз. Но я узнаю, обещаю, – Дерек подошел к нему и ободряюще сжал его плечо. По телу тут же разлилось приятное тепло, и Стайлз, не удержавшись, прижался к Дереку, вдыхая запах его тела, его кожаной куртки. От желанного контакта в груди разлилось нечто горячее, приятное. Но его почти сразу вежливо отодвинули. – Мы друзья, Стайлз. И только.

Затем Дерек отстранился и ушел из комнаты. А Стайлз еще несколько минут стоял на месте, слушая его шаги по лестнице, а после и хлопок входной двери, ощущая горечь во рту и пустоту внутри, будто кто-то просверлил в нем огромную дыру. Потом он устало моргнул пару раз, подошел к кровати, плюхнулся прямо лицом в подушку и вырубился.

На следующее утро он проспал школу и тренировку по лакроссу, за что Финсток не выпускал его на поле до самой игры, вернув на скамейку запасных. Теперь команда была полностью укомплектована. Айзек прекратил дурить и возвратился в строй.




URL записи

@темы: #тяжелая наркомания, Offtop, teen wolf, Братуха, как житуха?, Иконочки и всякое фотошопное., Умиляшечка ;__;, йоба!

URL
Комментарии
2014-12-23 в 20:56 

Dragon with grey eyes
Уровень сарказма в моем ответе зависит от уровня тупости вашего вопроса.
очень стильно вышло

2014-12-24 в 01:09 

эмрис - повелитель диванов;
не для тебя моя роза цвела!
Dragon with grey eyes, и да, немного криво :lol:
Мне еще учится и учится делать манипки!

URL
   

ты перебарщиваешь с волшебством;

главная